Доверься Богу, ибо Он заботится о тебе!!!

Рубрики

Телеграм канал Храма

Читать в Твиттере

Рубрика: Библиотека

Боевые коты отца Егория.

Этот  небольшой и уютный храм в одном из спальных районов нашего города я знал и любил уже давно. И не только за внешнее благолепие и  уставное богослужение, но также за доброжелательность и приветливость всех его работников. Особое уважение вызывали уборщицы, которые здесь гордо именовались специалистами по «клинингу». У каждой такой специалистки на рукаве красовался шеврон, а на нем расходящиеся швабра и метла, образующие латинскую букву «V» обозначающую «Викторию» – победу над беспорядком. А солнышко, растянувшееся между двух орудий уборки, конечно же, символизировало сияющую чистоту. Короче, все просто и ясно. Но проблемы с расшифровкой возникали у меня тогда, когда я рассматривал эмблему на шевронах работников охраны – скромных и неприметных мужчин, и действительно, что может обозначать изображение кошачьей физиономии и сходящей с небес молнии? Это загадка мучила меня давно, а спросить я не то, что стеснялся, просто не было повода. И вот однажды случай представился сам, и тогда я узнал не только про  эмблему, но и про тех стражей храма, которые изображены на шевронах, а также про их бессменного инструктора – отца Егория.  В тот раз я случайно стал свидетелем того, как отец диакон кормил у храма дюжину котов – мороженая рыба не успевала долететь до земли. И на мое удивление отец Егорий поведал мне историю, которую, с небольшими сокращениями я привожу ниже:

«В молодости (сердце было горячее, а голова пустая), была у меня мечта – стать пограничником. Лучше бы, об учебе мечтал, был бы  сейчас как наш отец-настоятель, я вот приду к нему, спрошу что-нибудь важное, а он, то на греческом, то на французском, то еще на каком-то незнакомом мне языке отвечает. Так и ухожу ни с чем… Ну а тогда, когда исполнилось мне 18 лет, пришел я к военкому и рассказал о своем желании. И хотя тогда в ответ услышал: «Служить будешь там, куда страна пошлет», тем не менее, просьба моя не была напрасна, и скоро я оказался на дальней пограничной заставе. Но прибыл я туда не один, и не только с несколькими, такими же, как и я, бритыми новобранцами, но и со своим котиком.

Все тогда посмеялись, и только командир заставы, человек с боевым опытом, буркнул себе в усы: «Собачки-то наши теперь не забалуют».  Ну да, котик мой, разодрав несколько немецких овчарок, быстро вписался в собачий коллектив и на службе тоже отличался. А время было… Ну не как сейчас. Теперь все пытаются из России в Европу, да еще мешки с деньгами с собой прихватить, а тогда наоборот, все лезли к нам через границу: кто по линиям высоковольтных проводов, кто на пружинах границу перескакивал, кто в шкуру медведя наряжался, да разве Барсика, ну в смысле котика моего, обманешь. Ну а самое-то сложное было то, что не поймешь, кто нарушитель границы? Быть может это честный человек, который лечиться к нам идет (у нас тогда медицина бесплатная была), такой бывало на окрик: «Стой, стрелять буду!» быстро-быстро лепечет: «Не стреляй пограничник, Их бин кранк, лечиться к вам иду». Ну а бывало и так, что матерый диверсант притворится заблудившимся крестьянином, а сам в рукаве финку прячет, а в рюкзаке у него взрывчатка наши мосты взрывать, и яд колодцы травить. Да всякое бывало, и всегда Барсик рядом был, а иногда и собою заслонял от пули вражеской, а однажды меня, со сквозными ранениями за шесть километров тащил по снегу в часть.

Сейчас все по-другому, времена мирные, но мы не расслабляемся.  Меня как-то скауты (бывшие пионеры) в храм пришли  поздравлять с днем пограничника, награду какую-то затерявшуюся вручили, статью про нас с Барсиком зачитали. Вот так отец настоятель прознал про мое пограничное прошлое и поручил охранной храма заняться.  Вот и пришлось боевую молодость вспомнить. Котов то у нас много, с этим проблем нет. Сложнее в котике талант увидеть, дух боевой почувствовать.  Вот если кот мышей ловит, тогда и дальше заниматься можно. Наряжаюсь я тогда в серый ватный костюм, на голову маску мыши одеваю, ну словно я сам и есть мышь,  только очень большая и очень злая. Ну и начинаю я значить нападать на котика, и с палкой и с другими колющими и режущими предметами. Вот тут и проявляется характер боевого кота, если котик мышь не боится, не идет лакать молочко, которое тут же в блюдечке налито, а наоборот, мышь атакует, то ясно – это наш курсант.  Ну а после подготовки, стоматолог – наш прихожанин, ставит котикам металлические имплантанты с победитовыми напайками, (под наркозом конечно), так что челюсти у наших котиков буквально железные.  Ну и  наконец, главный экзамен – обкатка танками. На подшефном полигоне камуфлируем танк под большую мышь, ну и выпускаем нашего котика. Если

выдержал, не дрогнул, то все – на службу в храм – ответственно и  почетно! Ну и танкистам практика, сначала, правда, экипаж из «срочников» набирали, ну да сами знаете какая сейчас экология, и какая

молодежь – разбегались все, так танк и бросали. Теперь только контрактники и сверхсрочники. А недавно вертолет подключали и группу спецназа. Ну да куда им против моих котиков. Ведь спецназовца лет восемь готовят, а моих котиков природа веками шлифовала, мы только полировку наводим. Ну да я думаю, бойцы спецгруппы не в обиде, все-таки уникальный опыт получен, а шрамы, так они

настоящего мужчину только украшают…» При этих словах я невольно взглянул на руки отца Егория, все они были покрыты рубцами. Заметив это, отец диакон вздохнул: «Ну да, специфика работы с боевыми котами, только не это главное, а то, что и в храме и на его территории все спокойно». «Видишь – несут службу?» – отец Егорий посмотрел вверх, на крышу храма, там сидело несколько котов, с виду самых обычных: один рыжий, один пятнистый, еще один полосатый, и только солнечные блики, играющие на стальных клыках, напоминали то, что мы находимся под надежной охраной.

Специальный корреспондент Л. Первоапрельский для сайта храма Константины и Елены. 1.04.2013

 


Комментарии на сайте (1):

  • Людмила

    Ха-ха-ха!
    Первое апреля – никому не верь…
    Хотя, с большим удовольствием прочла и не менее с большим удовольствием посмеялась.
    Спасибо!