Доверься Богу, ибо Он заботится о тебе!!!

Рубрики

Телеграм канал Храма

Читать в Твиттере

Рубрика: Публикации

Сергей Антонов и Ирина Зарон: «В рамках канона можно заниматься современным церковным искусством».

Ирина Зарон и Сергей Антонов уже много лет в браке. Он – скульптор, она – иконописец и церковный художник. Он создает каменные Распятия и деревянные кресты, она пишет иконы и картины на евангельские сюжеты . Сергей называет себя провокатором. Он не боится делать то, что ему интересно, даже, если это не соответствует привычным представлениям о церковном искусстве. Ирина солидарна со своим мужем. Однако оба они считают, что и в рамках канона можно делать современные вещи.

Они познакомились на вступительных экзаменах в Строгановку. Сергей поступал на отделение монументальной скульптуры, Ирина – на отделение монументальной живописи. Во время учебы ребята часто виделись, было много общих лекций, им обоим запомнилась поездка во Владимир на первом курсе, которая по-настоящему сблизила Ирину и Сергея.

«Две наши группы договорились поехать во Владимир 8 марта. Должно было придти человек пять. Электричка отправлялась в шесть утра, естественно все проспали. В результате из двух групп пришли только мы с Сережей». Уже на втором курсе Сергей и Ирина поженились, на четвертом у них родился сын Павел.

Когда были студентами – ходили в Рублевский музей, где копировали иконы, ездили в Троицкий Собор Сергиевой Лавры. “Нам разрешили подняться на строительные леса, а я тогда была уже на 7 месяце. Поэтому наш сын побывал там еще в утробе” – вспоминает Ирина. Но в церковь Ирину и Сергея совсем не тянуло.

О религии в родительском доме Сергея никто никогда не говорил, икон не было. «Я учился в школе на Церковной горке, за ней располагался храм Тихвинской иконы Божьей Матери. Напротив был кинотеатр «Космос». Я часто слышал, что в храме звонят, но в этой церкви я не был ни разу – было неинтересно. В кинотеатр ” Космос” мы, конечно же, ходили, но ограду храма я так и не переступил. Мне казалось, что это какое-то другое ведомство”.

Отец Ирины, Павел Зарон – художник-пейзажист. В 18 лет из-за конфликта с педагогом он попал в сталинские лагеря. Прадед Ирины был священником и служил в Санкт-Петербурге.

К концу 80-х годов Сергей стал довольно успешным человеком, у которого, казалось бы, было все, что нужно: семья, квартира в Москве, мастерская в центре. Жизнь была довольно насыщенная: командировки, симпозиумы. Его работы хорошо продавались, четыре из них купила Третьяковская галерея.

«Моя внешняя жизнь складывалась благополучно. Но при этом было какое-то ощущение внутреннего дискомфорта. Начались внутренние поиски. Это были перестроечные времена, когда уже выходила какая-то христианская литература, я стал читать. Но именно в сугубо атеистической книге была одна цитата из апостола Павла, которая мне запомнилась: « Мудрость мира сего есть безумие пред Богом». « И вот этот стих из послания оказался сильнее всех этих атеистических книг. Это то, что мне медленно прожигало мозги».

Так случилось, что Сергей попал на лекции протоиерея Александра Меня. Подлинная встреча, которую, возможно, Сергей давно ждал, состоялась: “У него было лицо Библейского пророка. Митрополит Сурожский Антоний говорил: “Невозможно поверить в Бога, если не увидишь отсвет вечности в глазах какого-нибудь человека» Для меня таким человеком был отец Александр».

Отец Александр вел цикл лекций о крещении. “И тут для меня случилось нечто невероятное: Я подошел и спросил, может ли он меня крестить”. 14 апреля, незадолго до гибели, отец Александр крестил всех троих: Сергея, Ирину и их сына Павла в Новой деревне.

Началась новая жизнь в Церкви. Сын пошел в воскресную школу. Затем закончил Свято-Тихоновский богословский институт, консерваторию, стал регентом.

Ирина начала писать иконы сразу после крещения. До этого, занимаясь живописью, у нее было какое-то непонимание того, зачем она это делает: «Я все время что-то писала и думала: Зачем? Мне хотелось сделать что-то, что будет нужно. Была потрясающая радость, когда я начала писать первую икону, что они уходят в храм, к людям, что в этом есть какая-то осмысленность».

Но, даже создавая иконы, оставаясь в рамках канона, Ирина оставалась свободной в своем творчестве и верной своему мироощущению.

Сергей и Ирина каждое лето проводили в деревне. Красок и других необходимых материалов для творчества там не было, тогда Сергей просто взял большие куски оргалита и загрунтовал их песком.

Ирине идея понравилась: «Я не любила писать просто на белых холстах». Так появилась серия пейзажных работ, при написании которых Ирина использовала природные материалы.

Вот, что говорит о пейзажах Ирины искусствовед Лилия Ратнер: «Пейзажи Ирины – это диалоги неба и земли. В них иногда трудно найти линию горизонта, которая и разделяет и соединяет землю и небеса, и, кажется, что их разъединение совершается на наших глазах. Интересно, что в качестве пигмента Ирина иногда использует эту самую землю, песок из – под ног, тертый кирпич и глину. Кажется, что каждым своим пейзажем она хочет остановить мгновение, которое прекрасно. Она напоминает нам слова: «И увидел Бог, что это хорошо»».

В этой же технике Ирина начала писать и сюжеты на евангельскую тематику. Позже ей предложили расписать иконостас в надвратном храме Андреевского монастыря. Конечно, иконы были написаны яичной темперой, традиционным способом, но образная сторона, по словам Ирины, возникла именно на основе песчаных работ.

В той же деревне, где Ирина писала свои работы, родилась на свет коллекция стульев Сергея. Деревенская серия работ Ирины и Сергея была представлена на выставке «Между стульев», которая состоялась в атриуме театра «Школа драматического искусства» на Сретенке (11 апреля – 6 мая 2011 года). О своем замысле Сергей говорит скромно: ” Я просто старался придумать им вторую жизнь. Почему в бочке можно квасить капусту, но нельзя сидеть?”

Несмотря на то, что в названии выставки фигурирует слово стулья, среди представленных работ были также вырезанные из дерева кресла и троны. В качестве главного символа Сергей выбрал крест, так или иначе он присутствует почти во всех работах. Поклонные кресты с Распятием созданы Сергеем для храмов Москвы, Подмосковья, а также и Европы.

В 1999 г. Сергей попал на выставку “Деревянной скульптуры Европы и России”, которая была посвящена двухтысячилетию христианства на Руси. На выставке было представлено много распятий, а также других работ на евангельские сюжеты.

“У меня были разные ощущения, – говорит скульптор. – Возникло чувство сожаления, что ХХ век кончается, а ничего в России не сделано. Мне очень захотелось сделать большое распятие. Я решил, что сделаю то, что мне хочется, хотя я понимал, что это никуда не попадет. Распятие, которое сейчас стоит у меня в мастерской, получилось действительно огромное. Еще два больших креста с Распятием находятся в мастерской Андреевского монастыря. Все мне говорят, что это очень интересно, но для этого нужен новый храм”.

По мнению Сергея, Церковь должна жить культурой своего времени а не подделками под ХV, XVII век. “Я не верю, что живя в нашем городе можно быть средневековым иконописцем. Это фальшивая идея. И в рамках канона можно делать достаточно современные вещи”.

Сергей Антонов родился в Москве. В 1979 году окончил отделение Монументальной Скульптуры МВХПУ(б. Строгановское) у проф. Г.А. Шульца. Член Союза Художников России с 1987 года. С 1878 года участник российских и международных выставок, симпозиумов и аукционов. Работы находятся в ГТГ, музеях и частных собраниях России, Австрии, Голландии, Германии, православных храмах России и Франции.
С 1980 по 1988 годы выполнил ряд монументальных работ в Москве и других городах России.
С 1999 по 2006 год преподавал на кафедре скульптуры МАРХИ.
Живет и работает в Москве.

Сергей Антонов в мастерской

Ирина Зарон родилась во Владикавказе. В 1980 году окончила отделение Монументальной Живописи МВХПУ(б. Строгановской) у проф. Г.М. Коржева. Член Союза Художников России с 1982 года.
Участвует в выставках с 1972 года. Работы находятся в ГРМ, музеях и частных собраниях России, США и Европы. С 1994 по 2010 г. совместно с С. Антоновым выполнила несколько иконостасов и росписей для православных храмов Москвы и Подмосковья.
Живет и работает в Москве.

Ирина Зарон в мастерской


Ирина Зарон. Рождество Христово. Авторская техника


Сергей Антонов. Стулья.



Мастерская Ирины Зарон


Надвратный храм Андреевского монастыря



Ирина Зарон. Иконостас. Надвратный храм Андреевского монастыря. Фото Сергея Антонова.


Сергей Антонов. Снятие со Креста, доломит


Сергей Антонов. Распятие. Мастерская Андреевского монастыря.


Сергей Антонов. Оплакивание, доломит.


Сергей Антонов. Распятие. Мастерская Андреевского монастыря


Ирина Зарон. Бегство в Египет. Авторская техника. Фото Сергея Антонова.


Распятие. Мастерская С. Антонова. Фото из архива С. Антонова


Сергей Антонов. Распятие. Фрагмент. Фото Сергея Антонова.


Сергей Антонов.Тайная Вечеря. Рельеф. Доломит, высота 60 см. Частное собрание. Москва.


Ирина Зарон. Рождество Христово.. Авторская техника. Фото Сергея Антонова


Сергей Антонов. Сошествие во ад. Доломит. Надвратный храм Андреевского монастыря. Фото С. Антонова.


Ирина Зарон. Тайная Вечеря.Авторская техника.

Текст: Алина ЧЕРНЫШЕВА, Фото: Алина ЧЕРНЫШЕВА, Сергей АНТОНОВ

Источник: “Нескучный сад”