Доверься Богу, ибо Он заботится о тебе!!!

Рубрики

Телеграм канал Храма

Читать в Твиттере

Рубрика: Публикации

Иконография праздника Рождества Христова

 «Святая Церковь издревле использует икону, чтобы возвещать людям Евангелие. Икона Рождества Христова не исключение, и также являет собой образец значительного богословского символизма, раскрывающего библейский сюжет, помогающего нам ценить и лучше понимать суть таинства Воплощения.

Ниже представлены два образца иконописи с объяснением ключевых моментов иконографии. Первый — Феофана Критского, иконописца, работавшего в первой половине XVI в. Второй представляет собой икону новгородской школы конца XV в.

Икона Рождества Христова

Здесь представлены два образца иконописи с объяснением ключевых моментов иконографии. Первый — Феофана Критского, иконописца, работавшего в первой половине XVI в. Второй представляет собой икону новгородской школы конца XV в.

Обратите внимание на луч, сходящий вниз из центра верхней кромки иконы. Он получает своё начало в Небе, в Боге. Бог непостижим и эта непостижимость символизируется полусферой тёмных оттенков. Луч сходит с Неба и на середине пути объемлет небольшую окружность с Вифлеемской звездой в ней. Оттуда луч нисходит, делясь на три составляющие. Это подразумевает не только реальность Святой Троицы, но обозначает истинный источник Владычества над миром, Откровения в нём. Тропарь Праздника нам так и возвещает: «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови Свет Разума! В нем бо звездам служащии, звездою учахуся Тебе кланятися, Солнцу Правды».

Луч озаряет Младенца Христа, Который лежит спеленатый в яслях. Остановимся подробнее на этом моменте. Доминирующей фигурой на иконе является Мария, отдыхающая после рождения Спасителя. Её центральное положение говорит нам о том, что Она в центре этой истории; Женщина, Чьё тело стало Храмом Божьим, Чья плоть образовала собой плоть Христа. Не было бы Евангелия, если бы не было Её.

Ангел, обычно располагающийся в правом углу иконы, благовествует пастухам о Младенце Христе. Одновременно, другие ангелы следуют за первым, воспевая славословие. Их руки покрыты одеянием — иконографической деталью, обозначающей благоговение.

Важно заметить, что иконы не фиксируют историю как фотография, но являют богословскую истину подобно проповеди. Именно поэтому волхвы, несущие свои дары, ещё не прибывшие в день Рождества ко Христу, уже вводятся в сюжет с левого края иконы. Иногда они следуют пешком, а иногда верхом на конях, дабы показать, что их путешествие на поклонение Царю было долгим.

Тот же самый принцип может быть отнесён к изображению осла и вола возле яслей. В Евангелии нет указаний на то, какие домашние животные находились в вертепе, когда там родился Господь, но в книге пророка Исайи сказано: «Вол знает владетеля своего и осёл — ясли господина своего, а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет» (Ис 1:3). Присутствие вола и осла, согревающих своим дыханием Младенца, взирающих на Него, показывает то, насколько отличен мятущийся Израиль от кроткого Христа.

Эту кротость можно также наблюдать в том, насколько беспомощен, беззащитен и мал Младенец Христос в пеленах. Икона провозглашает нам таинство Воплощения: Бог унизил Себя и действительно, истинно стал человеком. «Он, — говорит апостола Павел, — Сам Себя унизил, принял образ раба, был подобен человекам…» (Фил 2:7). Тот же самый момент кротости как бы эхом отзывается в нижней части иконы, в её правом углу, где повивалки омывают Дитя. Да, Он божественен, но Он ещё и человек.   

Икона Рождества Христова

Фигура Иосифа помещается в левом нижнем углу образа. Он держится за голову, взгляд его опущен в землю, весь его вид выражает подавленность. Возле Иосифа стоит человек, внушающий ему сомнение в том, что ребёнок Божественен, что Мария действительно была верна мужу. Этот человек есть образ демона, но молитвы Марии (обратите внимание, как Она взирает на Иосифа) помогают Иосифу побороть внушения Сатаны. 

Дитя, над Которым сияет Божественный свет Святой Троицы — истинный Сын Божий, как ангел и возвестил когда-то. Младенец есть истинный спаситель Израиля. Подчёркивая этот факт, в центре нижней части иконы изображается куст. Этот куст снова отсылает нас к книге пророка Исайи: «И произойдет отрасль от корня Иессеева, и ветвь произрастёт от корня его; и почиет на нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих и не по слуху ушей Своих решать дела. Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине; и жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого. И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его — истина. Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козлёнком; и телёнок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детёныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис 11:1-9).

Христос есть плод древа Иессея (отца пророка Давида), Он сын Давида, который взойдет на престол Царя Израиля. Но Он сделает это через смерть и погребение. Об этом нас приглашают размыслить и первые одежды Младенца — пелены, и пещера, как место Рождества. Пелены Младенца изображаются точно так же, как погребальные пелены, а ясли выглядят также, как гроб Спасителя, вертеп во всех деталях напоминает нам новую погребальную пещеру Иосифа Аримафейского. Икона Воскресения Христова дополняет и поясняет икону Рождества. Из пещеры Христос изводит Адама и Еву, держа их за запястья, а Сатана, связанный по рукам и ногам, изображается под ногами Спасителя. Но икона Рождества только предвосхищает эти события. 

Другой момент, момент центральный — это то, что нам напомнил наш священник в своей рождественской проповеди. Каждый элемент иконы склоняется внутрь, как бы преклоняясь перед Младенцем Христом, смиряясь перед его истинной человечностью, подчиняясь его уничижению. Могу ли я делать всегда то же самое?»

Автор: Жоэль Ж. Миллер 

Перевод: Игумен Силуан (Николаев) 

Источник