Доверься Богу, ибо Он заботится о тебе!!!

Рубрики

Читать в Твиттере

Рубрика: Евангельская история в проповеди

Слово в неделю о самаряныне. Из книги протоиерея Михаила Бравермана «Евангельская история в проповеди»

Итак приходит Он в город Самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу. Там был колодезь Иаковлев. Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Говорит ей Иисус: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Говорит Ему женщина самарянка: как Ты, иудей, просишь пить у меня, самарянки? Ибо не имеют иудеи общения с самарянами. Ответил Иисус и сказал ей: если бы ты знала дар Божий и Кто есть говорящий тебе: дай Мне пить, – ты бы просила Его, и Он дал бы тебе воду живую. Говорит Ему женщина: господин, Тебе и зачерпнуть нечем, и колодец глубок. Откуда же у Тебя вода живая?

Разве Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам колодец, и сам из него пил и сыновья его и скот его? Ответил Иисус и сказал ей: всякий, пьющий от воды этой, будет жаждать снова; тот же, кто будет пить от воды, которую Я дам ему, не будет жаждать вовек, но вода, которую Я дам ему, станет в нем источником воды, текущей в жизнь вечную. Говорит Ему женщина: господин, дай мне этой воды, чтобы мне не жаждать и не приходить сюда черпать. Говорит ей Иисус: иди, позови мужа твоего и приходи сюда. Ответила женщина и сказала: у меня нет мужа. Говорит Иисус: хорошо ты сказала: у меня нет мужа, ибо было у тебя пять мужей, и тот, который у тебя теперь, тебе не муж. Это ты истину сказала. Говорит Ему женщина: господин, вижу, что Ты пророк. Отцы наши на этой горе поклонялись Богу, а вы говорите, что в Иерусалиме то место, где должно поклоняться. Говорит ей Иисус: верь Мне, женщина, что приходит час, когда не на горе этой и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Вы поклоняетесь тому, чего не знаете; мы поклоняемся тому, что знаем, потому что спасение – от иудеев. Но приходит час, и теперь есть, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо и Отец ищет, чтобы такими были поклоняющиеся Ему. Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в Духе и Истине. Говорит Ему женщина: знаю, что Мессия грядет, называемый Христос. Когда придет Он, то возвестит нам все. Говорит ей Иисус: это Я, говорящий с тобой. Тут пришли ученики Его и удивлялись, что Он говорил с женщиной. Никто, однако, не сказал: что Ты ищешь? или: о чем говоришь с ней? Оставила тогда женщина свой сосуд для воды и пошла в город и говорит людям: пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала. Уж не Христос ли Он? Вышли люди из города и направились к Нему. Тем временем просили Его ученики, говоря: Раввиˆ, ешь! Он же сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете. Говорили тогда ученики друг другу: не принес ли Ему кто-нибудь поесть? говорит им Иисус: пища Моя – творить волю Пославшего Меня и совершить Его дело. Не вы ли говорите: еще четыре месяца, и жатва наступит? Так вот, говорю вам: поднимите глаза ваши и взгляните на нивы, как они уже побелели к жатве. Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, чтобы вместе радовались и сеющий и жнущий. Ибо здесь оправдывается слово: один сеет, а другой жнет. Я послал вас жать то, над чем не вы потрудились: другие потрудились, и вы вошли в труд их. Из города же того многие самаряне уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей: Он сказал мне все что я сделала. Поэтому, когда пришли к Нему самаряне, они просили Его остаться с ними. И Он остался там два дня. И еще больше народа уверовало по слову Его; и женщине говорили: уже не по твоим рассказам веруем, ибо мы сами услышали и знаем, что Он есть воистину Спаситель мира (Ин. 4:5–42).

Перевод епископа Кассиана (Безобразова) 

Впервые ученики Христа стали называться христианами в Антиохии – в Сирии, где они оказались в результате самых первых гонений в сороковых годах I века. С тех самых пор мы носим на себе имя Христово, а сама Церковь называется «тезоименитым», то есть таким же по имени, «местом жительства» Христа Бога. В Духе Свя-том, Который везде пребывает и все наполняет, Христос живет в Своей Церкви, живет среди нас, живет в людях, которые посвящают Ему свои сердца.

В Преполовение Пятидесятницы, на половине пути от Пасхи до дня схождения на учеников Духа Святого, мы вспоминаем беседу Христа с самарянкой. Известно, что в Евангелии от Иоанна, в котором и рассказана эта история,  самый  меньший  из  всех  четырех  Евангелий словарный запас – всего около 1000 слов (У Луки, с его совершенным греческим – около 2000 слов). В то же вре-мя именно Евангелие от Иоанна самое глубокое, самое богословское и самое таинственное. И откровением тайны  богословия  является  в  том  числе  запечатленная  в нем  беседа  Христа  и  самарянки,  произошедшая  еще  в первый год служения Спасителя.

Депортация народов была придумана не в XX веке. Древние  правители  переселяли  захваченные  народы, чтобы оторвать их от родной земли и лишить корней. Именно таким образом после вавилонского пленения и сформировалось население Самарии, заселенной язычниками. В дни земной жизни Христа Спасителя Самария была, наряду с Галилеей и Иудеей, одной из трех областей Палестины. Ее жители приняли Моисеев закон, но сохранили при этом языческие верования. И хотя самаряне возводили историю своего рода к библейским праотцам, иудеи презирали их и не общались с ними. Самаряне отвечали тем же. Как то раз Господь шел из Галилеи в Иерусалим, и самаряне не приняли Его. (Именно учитывая взаимную неприязнь самарян и иудеев, Господь сделал героем притчи о том, кто нам ближний, доброго самаритянина).

И поэтому однажды, когда после жаркого раскаленного дня уставший от долгого пути Христос присел у колодца  и  сказал  черпавшей  воду  самарянке:  «Дай  мне пить», она очень удивилась: «Как Ты, будучи иудей, просишь пить у меня?» С этого и началась беседа, которая удивительна среди прочего и тем, что в ней отсутствуют причинно-следственные связи: на поставленные вопросы нет прямых ответов, а произносимые в диалоге фразы хотя и ведут к определенной цели, тем не менее не связаны внешней логикой. В этом плане беседа с самарянкой похожа на другую беседу – с Никодимом, ему Господь тоже говорил о Духе, и точно так же Никодим, не получая прямых ответов, узнавал нечто большее: ответы Христа были больше его вопросов.

И  сейчас  Господь  не  дает  ответа  удивленной  самарянке, почему с ней заговорили, но утверждает, что если бы только женщина знала «дар Божий» – могла осознать, Кто перед ней находится, то сама просила бы у Него и Он дал  бы  ей  живую  воду.  Женщина  выражает  сомнение, ведь Господу даже нечем почерпнуть воду, она с иронией (или же она такая доверчивая?) спрашивает: «Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодец, и сам из него пил, и дети, и скот его?» Господь же говорит, что та вода, которую даст Он, отличается от воды в колодце: тот, кто будет ее пить, уже не будет жаждать вовек, и эта вода станет в человеке источником веч-ной жизни. Мы понимаем, что Господь говорит о Духе Святом, мы знаем, что о Духе как воде жизни Господь будет говорить на празднике кущей, но, конечно, этого не знает самарянка, и она просит дать ей эту воду, чтобы ей, бедной, не носить в зной воду из колодца. В ответ Господь просит, чтобы она позвала мужа. И когда женщина сообщает, что у нее нет мужа, то Господь открывает ей, что Он действительно больше «отца Иакова», потому что знает всю ее жизнь: знает, что у нее было пять мужей и того, кто с ней сейчас, законным мужем никак нельзя назвать. И здесь беседа кардинально меняется.

Евангелие от Иоанна композиционно выстроено самым удивительным образом: каждый рассказ, каждый диалог имеет свои параллели, свое продолжение. В связи с этим вспомним, что и ход беседы с Нафанаилом изменился сразу же после того, как Господь открыл ему, что видел и знает его.

И здесь происходит такая же перемена. Господь, открыв женщине, что Он знает всю ее жизнь, достучался до ее сердца, и тогда она спросила о самом главном, о том, что есть единое на потребу, – о поклонении Богу. Где поклоняться Всевышнему: на горе Гаризим (как это делали самаряне) или же в Иерусалиме? Господь упрекает самарян в том, что «они не знают, чему кланяются», ибо совместили Божию заповедь с идолопоклонством, и произносит то, что составляет суть всей беседы: «Наступает время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в Духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе: Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в Духе и истине». И самарянка, которая сначала совершенно не понимала Христа,  а  затем  признала  Его  за  пророка,  теперь  делает предположение, Кто же Он на самом деле: «Знаю, – говорит она, – что, когда придет Христос, то все возвестит нам». И тут Господь открывает, что это – Он, Тот, Кто говорит с нею!

И значит, Он уже возвестил – открыл ей, самарянке, и нам, слышащим и читающим Евангелие, тайну богопоклонения!

Бог есть Дух, Он не ограничен ни временем, ни пространством, и поклоняться Ему нужно не в том или ином месте, там или здесь, – поклоняться Богу необходимо в Духе и истине. И время для этого настало тогда, когда Господь – Бог Истинный – пришел в наш мир, это время настало, когда Дух Святой сошел на учеников Христовых в день Пятидесятницы, когда началась земная история Церкви,  в  которой  мы  призваны  поклоняться  Отцу  и Сыну и Святому Духу.

И как поразительно и непостижимо избрание Божие! Господь открывает самые возвышенные истины не ученым мужам, посвятившим свою жизнь изучению и толкованию Писания, а самой простой женщине, грешнице, презренной в глазах иудеев. Даже ученики, когда вернулись из городка и увидели Господа, разговаривавшего с самарянкой, были удивлены этим.

Потомки древних самарян, многие из которых тогда уверовали,  что  Иисус  «истинно  Спаситель  мира,  Христос»  до  сих  пор  живут  своим  обособленным  миром вблизи горы Гаризим на территории государства Израиль. Их совсем немного – менее тысячи, и недавно, чтобы  разрешить  демографическую  проблему,  доселе  закрытое общество было вынуждено набрать жен со стороны – из бывших республик Советского Союза.

А предание донесло до нас имя этой женщины, получившей от Господа воду жизни и ставшей мученицей за  Христа:  самарянку  утопили  в  колодце, ее имя по-гречески – Фотиния, в славянском  переводе  –  «Светлана».  И  это  опять возвращает  нас  к  Евангелию  от  Иоанна, ведь, согласно ему, «Бог есть Свет и в Нем нет ни какой тьмы».           

Аминь.