Доверься Богу, ибо Он заботится о тебе!!!

Рубрики

Телеграм канал Храма

Читать в Твиттере

Рубрика: Жития Святых

Память преподобных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии, родителей преподобного Сергия Радонежского

В четырех верстах от Ростова Великого, на открытой равнине левого берега речки Ишни, по пути в Ярославль, уединенно расположилась небольшая обитель во имя Пресвятой Троицы — Варницкий монастырь [1]. Построили его наши благочестивые предки с целью увековечить в памяти грядущих поколений родину великого подвижника земли Русской — Преподобного Сергия Радонежского.

Здесь находилось поместье благородных и знатных ростовских бояр Кирилла и Марии. [2] Тут и жили они, предпочитая уединение среди сельской природы суете княжеского двора. Кирилл состоял на службе сначала у ростовского князя Константина II Борисовича, а потом у Константина III Васильевича, которых он, как один из самых близких к ним людей [3], не раз сопровождал в Золотую Орду. Кирилл владел достаточным по своему положению состоянием, но по простоте тогдашних нравов, живя в деревне, не пренебрегал и обычными сельскими трудами.

Кирилл и Мария были люди добрые и богоугодные. Рассказывая о них, преподобный Епифаний Премудрый пишет: «Преподобный отец наш Сергий родился от родителей благородных и благоверных: от отца, которого звали Кирилл и матери, по имени Мария, которые были Божии угодники, праведные пред Богом и пред людьми, и всякими добродетелями полны и украшены, что Бог любит. Не допустил Бог, чтобы такой младенец, который должен воссиять, родился от неправедных родителей. Но сначала создал Бог и предуготовил таких праведных родителей его и потом от них произвел Своего угодника. О достохвальная чета! О добрейшие супруги, бывшие такому младенцу родителями! Сначала подобает почтить и похвалить родителей его, и это неким добавлением будет к похвалам и почестям ему. Ведь нужно было, чтобы дарован был Сергий Богом многим людям для блага, для спасения и пользы, и поэтому не престало такому младенцу от неправедных родиться родителей, и другим, то есть неправедным родителям, не престало бы родить это дитя. Только тем избранным родителям Бог его даровал, что и случилось; соединилось добро с добром и лучшее с лучшим!» [4] Кирилл и Мария имели уже сына Стефана, когда Бог даровал им другого сына — Варфоломея, будущего основателя Свято-Троицкой Лавры, красу Православной Церкви и несокрушимую опору родной земли [5].

Преподобный Сергий Радонежский и его родители
схимонах Кирилл и схимонахиня Мария

Задолго до рождения младенца дивный Промысл Божий уже дал о нем знамение как о великом избраннике Божием и святой отрасли благословенного корня. «И совершилось некое чудо до его рождения, — сообщает преподобный Епифаний Премудрый, случилось нечто такое, что нельзя молчанию предать. Когда ребенок был еще в утробе матери, однажды — дело было в воскресенье — мать его вошла в церковь, как обычно, во время пения святой Литургии. И стояла с другими женщинами в притворе, а когда должны были приступить к чтению Святого Евангелия и все люди стояли молча, тогда внезапно младенец начал кричать в утробе матери, так что многие ужаснулись от этого крика — преславного чуда, совершившегося с этим младенцем. И вот снова перед тем, как начали петь Херувимскую песнь, внезапно младенец начал вторично кричать в утробе, громче, чем в первый раз, так что во всей церкви разнесся голос его, так что и сама мать его в ужасе стояла, и женщины, бывшие там, недоумевали про себя и говорили: «Что же будет с этим младенцем?» Когда же иерей возгласил: «Вонмем, Святая святым!» — младенец снова, в третий раз, громко закричал [6]. Смущенная мать едва не упала от страха и заплакала. Ее окружили женщины, стали спрашивать. «Где же у тебя младенец? Отчего он кричит так громко?» Но Мария, в душевном волнении, обливаясь слезами, едва могла вымолвить. «Нет у меня младенца, спросите еще у кого-нибудь». Женщины стали озираться кругом и, не видя младенца, снова пристали к Марии с тем же вопросом. Тогда она вынуждена была сказать им откровенно, что на руках у нее действительно нет младенца, но она носит его во чреве. «Как же может кричать младенец, когда он еще в утробе матери? — возражали ей удивленные женщины. «Я и сама удивляюсь этому, — отвечала им Мария, — нахожусь в немалом недоумении и страхе». Тогда женщины оставили ее в покое, не переставая, впрочем, удивляться этому необыкновенному случаю [7].

«В наше время, — говорит святитель Московский Филарет (Дроздов), — свидетели подобного происшествия, вероятно, имели бы немало заботы об изыскании причины, произведшей это необыкновенное явление. Более проницательные, может быть, осмелились бы догадываться, что молитвенный восторг благочестивой матери сообщил необыкновенное возбуждение жизни плоду, который носила она во чреве. Но в то время любили не столько любопытные умствования, сколько благоговейное наблюдение путей Провидения, и народ выходил из церкви, повторяя написанное в Евангелии об Иоанне Предтече: «Что убо отроча сие буде» (Лк. 1:66) Да будет над ним воля Господня [8].

Благоговейный описатель жития Преподобного Сергия сопровождает повествование об этом необыкновенном происшествии таким размышлением: «Подобает удивляться тому, что младенец в утробе не прокричал вне церкви, без народа, или в другом месте, втайне, наедине, но именно при народе, чтобы много было слушателей и свидетелей этому истинному событию. И удивительно также, что не тихо прокричал, но на всю церковь, чтобы по всей земле прошел слух о нем, удивительно, что не прокричал он, когда мать его или на пиру была, или ночью спала, но когда она была в церкви, во время молитвы — да будет родившийся усердно молиться Богу. Удивительно, что прокричал он не в каком-нибудь доме или каком-нибудь нечистом месте, но, напротив, в церкви, стоящей на месте чистом, святом, где и подобает Литургию Господню совершать, — это означает, что ребенок будет в страхе Божием совершенным святым у Господа. Также следует удивляться, что он прокричал не один раз или дважды, но и в третий раз, чтобы ясно было, что он ученик Святой Троицы, так как число три больше всех иных чисел почитается» [9].

Далее, приведя из ветхозаветной и новозаветной истории примеры и указания, свидетельствующие о важном значении троичного числа, и вспомнив страшную тайну Триипостасного Божества, преподобный Епифаний продолжает: «Следовало и поэтому младенцу трижды прокричать, находясь в утробе матери, до рождения, указывая этим, что будет ребенок некогда служителем Святой Троицы, что и сбылось, и многих приведет к разумлению и познанию Бога, уча словесных овец веровать в Святую Троицу Единосущную, в Единое Божество… Не указание ли это явное, — рассуждает далее преподобный Епифаний, — что с ребенком в будущем произойдут удивительные и необычные вещи! Не знамение ли это верное, чтобы ясно было, что младенцем этим совершатся дела чудесные впоследствии! Подобает видевшим и слышавшим первые знамения верить последующим событиям. Так, еще до рождения святого Бог отметил его: ведь было не простое, не пустое это, достойное удивления, первое знамение, но началом было пути будущего. Об этом мы постарались сообщить, потому что об удивительном человеке удивительной жизни рассказывается.

Следует здесь вспомнить и древних святых, которые в Ветхом и Новом законе воссияли: ведь многих святых зачатие и рождение Откровением Божественным как-то было отмечено. Ведь мы не от себя говорим это, но из Святых Писаний берем слова и с нашим рассказом мысленно сравниваем другой рассказ: ведь Иеремию пророка Бог во чреве матери освятил, и все предвидящий Бог, до рождения его предвидя, что будет Иеремия вместилищем Святого Духа, наполнил его благодатью с юных лет. Исаия же пророк сказал: «Говорит Господь, призвавший меня из утробы, и, из чрева матери избрав меня, Он назвал мое имя». Святой же великий пророк Иоанн Предтеча еще в утробе матери познал Господа, носимого во чреве Пречистой Приснодевы Марии; и взыграл младенец радостью во чреве матери своей Елисаветы, и ее устами пророчествовал. И воскликнула она тогда, говоря: «Откуда это мне, что пришла Мать Господа моего ко мне?» Что же касается святого и славного пророка Илии Фесвитянина, то, когда родила его мать, видели родители его видение — как мужи прекрасные и светлые лицами называли имя ребенка, и в огненные пелены заворачивали его, и пламя огня давали ему есть» [10].

Далее Епифаний Премудрый приводит подобные рассказы о других святых: Николае Чудотворце, Ефреме Сирине, Алипии и Симеоне Столпниках, Феодоре Сикеоте, Евфимии Великом, Феодоре Едесском и Петре, Митрополите Московском. «Удивительно ведь слышать, — говорит он в заключение, — что в утробе матери он начал кричать. Так и следовало с чудесным знамением родиться такому ребенку, чтобы поняли другие люди, что у такого удивительного человека удивительно и зачатие, и рождение, и воспитание. Такую благодать Господь даровал ему, больше, чем другим младенцам новорожденным, и такими знамениями проявилось премудрое Божие Промышление о нем» [11].

Всегда преданные воле Божией и внимательные к путям Провидения, Кирилл и Мария поняли указание Промысла Божия и сообразно с этим повели дело воспитания дитяти. После такого происшествия мать стала особенно внимательна к своему духовному состоянию. Всегда помня о том, что она носит во чреве младенца, который будет избранным сосудом Святого Духа, Мария готовилась встретить в нем будущего подвижника благочестия и воздержания. Подобно матери древнего израильского судии Сампсона, она тщательно соблюдала душу и тело в чистоте и строгом воздержании. «Мария же, мать его, — пишет преподобный Епифаний, — с того дня, когда было это знамение и происшествие, носила младенца в утробе как некое бесценное сокровище, и как драгоценный камень, и как чудесный жемчуг, и как сосуд избранный. И когда в себе ребенка носила и была беременна, тогда она блюла себя от всякой скверны и от всякой нечистоты постом ограждала себя, и всякой пищи скоромной избегала, и мяса, и молока, и рыбы не ела, лишь хлебом, и овощами, и водой питалась. От вина совершенно воздерживалась, а вместо различных напитков одну только воду, и ту понемногу пила. Часто же втайне наедине воздыхая, со слезами молилась Богу, так говоря: «Господи! Спаси меня, соблюди меня, убогую рабу Твою, и младенца этого, которого ношу я в утробе моей, спаси и сохрани! Ты, Господи, охраняющий младенца, да будет воля Твоя, Господи! И да будет Имя Твое благословенно во веки веков! Аминь!» [12]

«О родители, — замечает об этом митрополит Филарет, — если бы вы знали, сколько добра или, напротив, сколько зла можете сообщить вашим детям еще до их рождения! Вы удивились бы точности суда Божия, который благословляет детей в родителях и родителей в детях и «отдает грехи отцов на чада» (Числ. 14:18), и, помышляя об этом, с благоговением проходили бы служение, вверенное вам от Того, из Него же всякое Отечество на небесах и на земли именуется» [13].

Кирилл и Мария ощутили на себе великую милость Божию, их благочестие требовало, чтобы одушевляющие их чувства благодарности к благодеющему Богу были выражены в каком-либо внешнем подвиге благочестия, в каком-либо благоговейном обете. Что могло быть приятнее Господу в таких обстоятельствах, в каких они находились, как не крепкое сердечное желание и твердая решимость оказаться достойными милости Божией? И вот праведная Мария, подобно святой Анне, матери пророка Самуила, вместе с мужем дала обещание: «Если родится у нас мальчик, дадим обет принести его в церковь и отдать его Благодетелю всех Богу» [14]. Это значило, что они сделают все, чтобы на их будущем ребенке исполнилась воля Божия, совершилось тайное о нем предопределение Божие, на которое они уже имели некоторое указание. «О вера славная! — восклицает Епифаний Премудрый, повествуя о духовном настрое Кирилла и Марии. — О любовь благая! Еще до рождения ребенка обещали родители привести его и отдать Дарователю благ Богу, как в древности сделала Анна-пророчица — мать Самуила-пророка» [15].

3 мая 1314 года в доме боярина Кирилла была великая радость и веселье: ему с Марией Бог дал сына [16]. Праведные родители пригласили своих родных и знакомых разделить с ними семейную радость, и все благодарили Бога за милость, явленную Им в доме благочестивого боярина. В сороковой день по рождении родители принесли младенца в церковь, чтобы совершить над ним Крещение [17]. Пришло время исполнить свое обещание и представить дитя в непорочную жертву Богу. Благоговейный иерей по имени Михаил нарек младенца во святом Крещении Варфоломеем. В этот день (11 июня) праздновалась память святого Апостола Варфоломея. Имя это и по самому своему значению — сын радости — было особенно утешительно для родителей. Иерей «вынул ребенка, принявшего обильно благодать Святого Духа, из купели, и почувствовал иерей, осененный Духом Божественным, понял, что сосудом избранным будет этот младенец» [18]. Можно ли описать ту радость, которая переполнила сердца родителей, когда они видели перед собой начало исполнения тех светлых надежд, которые почивали на этом младенце со дня его чудесного провозглашения во чреве матери? Кирилл и Мария рассказали этот случай священнику, и он, как сведущий в Священном Писании, указал им много примеров из Ветхого и Нового Заветов, когда избранники Божии еще от чрева матери были предназначаемы на служение Богу; привел им слова пророка Давида о совершенном предведении Божием: «несоделанное мое видесте очи Твои» (Пс. 138:16) — и Апостола Павла: «Бог воззвавый мя от чрева матери моея явити Сына Своего во мне, да благовествую Его в Языцех» (Гал. 1:15-16) — и другие подобные места Священного Писания и утешил их благодатной надеждой относительно их новорожденного: «Не скорбите о нем, но, напротив, радуйтесь и веселитесь, ибо будет ребенок сосуд избранный Бога, обитель и слуга Святой Троицы» [19]. Благословив дитя и его родителей, служитель алтаря Христова отпустил их с миром. Между тем родители стали примечать в младенце нечто необыкновенное: если матери случалось вкушать мясную пищу, младенец не брал ее сосцов. По средам и пятницам младенец вовсе оставался без пищи. Думали, что ребенок болен. «Но, однако, осматривая младенца со всех сторон, они видели, что он не болен и что на нем нет явных или скрытых признаков болезни: он не плакал, не стонал, не был печален. Но и лицом, и сердцем, и глазами младенец был весел и всячески радовался и играл ручками» [20]. Наконец, обратили внимание на время, когда младенец не принимал сосцов матери, и тогда все убедились, что в этом детском посте «ознаменовались», как выражается святитель Филарет, митрополит Московский, «предшествовавшие расположения матери и проявлялись семена будущих его расположений» [21]. Воздержанный постом во чреве, младенец и по рождении как будто требовал от матери поста. И она действительно стала строже соблюдать пост: совсем оставила мясную пишу, и младенец, кроме среды и пятницы, всегда после этого питался ее молоком. Однажды Мария отдала младенца другой женщине, чтобы та покормила его своей грудью, но дитя не захотело взять сосцов, то же самое было и с другими кормилицами. Так он питался только молоком своей матери, пока не был вскормлен. «Это было знамение, — пишет преподобный Епифаний, — означающее, что от благого корня благая ветвь неоскверненным молоком должна быть вскормлена. Этот ребенок был почитатель Господа, еще в самой утробе материнской и после рождения он к набожности был склонен, и от самых пеленок Господа познал… к посту привыкал, и, материнским молоком питаясь, вместе с вкушением этого молока воздержанию учился; и, будучи возрастом младенец, не как младенец поститься начинал; и младенцем воспитан был в чистоте; и более благочестием, чем молоком, вскормлен был; и до своего рождения он избран был Богом» [22].

Праведность Кирилла и Марии были известны не только Богу. Строгие блюстители всех церковных уставов, они помогали бедным, но особенно свято хранили заповедь святого Апостола Павла: «страннолюбия не забывайте: тем бо не ведяще неции странноприяша Ангелы» (Евр. 13:2). Тому же учили они и своих детей, строго внушая им не опускать случая позвать к себе в дом путешествующего инока или иного усталого странника. «До нас не дошло подробных сведений о благочестивой жизни этой блаженной четы: зато мы можем, вместе со святителем Платоном, сказать, что самый происшедший от них плод показал лучше всяких красноречивых похвал доброту благословенного древа. Счастливы родители, коих имена прославляются вечно в их детях и потомстве! Счастливы и дети, которые не только не посрамили, но и приумножили, и возвеличили честь и благородство своих родителей и славных предков, ибо истинное благородство состоит в добродетели!» [23]

Подрастая, преподобный Сергий, как и в первые дни своей жизни, по средам и пятницам не вкушал никакой пищи, а в остальные дни питался только хлебом и водой. Он не любил детских игр, не по сердцу ему приходились смех и веселье товарищей, но, уединившись, он предавался чтению священных книг. Не будучи монахом, он вел строгую монашескую жизнь. Видя такие подвиги своего юного сына, мать сильно опасалась, что суровый образ жизни может повредить его здоровью, и убеждала сына смягчить строгость поста и своих подвигов. Но юный подвижник со смирением просил ее не отклонять его от воздержания, которое так сладко и полезно для его души. Удивилась мать разумному ответу отрока и более уже не мешала его доброму намерению, тем более, что и здоровье его нисколько не страдало от воздержания и поста [24].

Но не в ростовской земле суждено было воссиять этому благодатному светильнику, а среди дремучих лесов радонежских, чтобы оттуда светить и всему Православному царству Русскому. Когда Варфоломею было около 15-ти лет, родителям пришлось оставить Ростов.

Незадолго до переселения родителей Варфоломея из Ростова в Московское княжество совершилось важное событие в истории нашего Отечества. Зимой 1327-1328 годов удельный князь Иван Данилович Калита, стремившийся к объединению Русской земли, получил в Золотой Орде титул великого князя русского. Новый великий князь приобрел такое расположение в Орде, что хан подчинил ему соседнее с Москвой Ростовское княжество. Его наместником в Ростов был назначен один из московских бояр — Василий Кочева, который повел дело так, что скоро весь Ростов наполнился слезами и плачем. Самостоятельные действия наместника сопровождались притеснениями жителей, которых пытали и грабили. Дерзость московских воевод дошла до того, что они подвергли позорному истязанию ростовского градоначальника боярина Аверкия. Ужас объял ростовцев, многие стали покидать родной город. В числе последних был и боярин Кирилл. Кроме притеснения московских бояр, его заставила удалиться из Ростова крайне неблагоприятная перемена в материальном положении: он разорился, и ему было неудобно оставаться там, где он жил богато и пользовался большим почетом [25]. Местом нового жительства Кирилл избрал маленький городок Радонеж, что в четырнадцати верстах от Троице-Сергиевой Лавры по направлению к Москве [26].

По обычаю того времени Кирилл должен был получить поместье, но по старости уже не мог служить, и эту обязанность принял на себя его старший сын Стефан, который, вероятно, еще в Ростове женился. Младший из сыновей Кирилла, Петр, также избрал супружескую жизнь. Но Варфоломей и в Радонеже продолжал свои подвиги. Рассуждая о суете всего земного, он стал просить у родителей благословения избрать путь иноческой жизни. «Теперь дай мне, владыка, свое согласие, чтобы с благословением твоим я начал иноческую жизнь». Но родители ответили ему: «Чадо! Подожди немного и потерпи нас: мы стары, бедны, больны сейчас и некому ухаживать за нами. Вот ведь братья твои, Стефан и Петр, женились и думают, как угодить женам; ты же, неженатый, думаешь, как угодить Богу, — более прекрасную стезю избрал ты, которая не отнимется от тебя. Только поухаживай за нами немного и, когда нас, родителей твоих, проводишь до гроба, тогда сможешь и свой замысел осуществить. Когда нас в гроб положишь и землей засыпешь, тогда и свое желание исполнишь» [27].

Благодатный сын повиновался. Он прилагал все свое старание, чтобы угодить своим родителям и успокоить их старость, чтобы заслужить себе их благословение и молитвы. Не связанный семейными заботами, он всего себя посвятил упокоению родителей, а по своему кроткому, любящему характеру был как нельзя более способен к этому. «Как прекрасен и поучителен пример и благоразумия родительского, и послушания сыновнего! Кирилл и Мария не усиливаются погасить возгорающееся в сыне Божественное желание, не принуждают его связать себя с суетой мира брачными узами, как делают многие родители: они только указывают ему на свои нужды и немощи, а втайне, вероятно, более имеют виду его молодость, и дают ему случай еще испытать себя и укрепиться в святом намерении, чтобы он, возложив руку на рало, уже не озирался вспять. Но и Варфоломей знает достоинство того, чего желает. Помня заповедь Божию: «Чти отца и матерь» (Мф. 15:4), — соглашается до времени томить себя неисполненным желанием, чтобы сохранить поминовение родителей и через то наследовать их благословение. И родители, конечно, от всего любящего сердца благословляли послушного сына святыми своими благословениями до последнего своего воздыхания!» [28]

Дух иночества нечувствительно сообщился от сына к родителям: под конец своей многоскорбной жизни Кирилл и Мария пожелали и сами, по благочестивому обычаю древности, принять ангельский образ. В то время на Руси распространен был обычай принимать иночество под старость. Так поступали и простецы, и князья, и бояре.

Верстах в трех от Радонежа был Покровский Хотьков монастырь, в то время одновременно и мужской и женский [29]. В этот монастырь и направили свои стопы праведные Кирилл и Мария, чтобы там провести остаток своих дней в подвиге покаяния, готовясь к другой жизни. Почти в то же время произошла печальная перемена и в жизни старшего брата Варфоломея — Стефана: недолго жил он в супружестве, жена его, Анна, умерла, оставив ему двоих сыновей — Климента и Иоанна. Похоронив супругу в Хотьковском монастыре, Стефан не пожелал уже возвращаться в мир. Поручив своих детей, вероятно, Петру, он тут же в Хотькове и остался, чтобы, приняв монашество, вместе с тем послужить и своим немощным родителям. Впрочем, схимники-бояре недолго потрудились в новом звании: в 1337 году они с миром отошли ко Господу на вечный покой [30]. Дети почтили их слезами сыновней любви и похоронили под сенью той же Покровской обители, которая с этого времени стала последним приютом и усыпальницей Сергиева рода [31].


Преставление родителей преподобного Сергия Радонежского

Отдавая последний долг сыновней любви, Варфоломей неотлучно провел в Хотьковском монастыре сорок дней, поминая новопреставленных родителей и раздавая милостыню нищим. Затем, предоставив наследство, оставшееся после родителей, младшему брату Петру, он поспешил на подвиги в пустынное место. Подражая древним подвижникам, он построил себе келлию и часовню. Здесь Варфоломеи был пострижен в монашество с именем Сергий и прославился как основатель Свято-Троицкой Лавры.

В трудное для русского народа и святой Церкви время не раз проявлялось ходатайство перед Богом за своих земных собратий Преподобного Сергия Радонежского и его родителей — схимонаха Кирилла и схимонахини Марии. Так, например, в 1770-1771 годах Россию постигло одно из величайших народных бедствий. Страшная болезнь — моровая язва губила население городов и сел нашего Отечества и, достигнув Москвы, истребила там множество народа. Сергеев Посад также лишился многих из своих жителей, хотя число их было гораздо меньше числа погибших в других городах и населенных местах Московской губернии. В самой же обители Преподобного Сергея, после совершения братией вокруг монастыря крестного хода с молениями об избавлении от губительной болезни, несмотря на то, что Лавра была открыта всем приходящим, сохранились невредимыми и монашествующие, и ученики Семинарии, которых было около 200 человек. Даже из служителей Лавры, которые жили в Посаде и имели свои дома между домами умиравших от язвы, никто не умер. Тогда многие монастыри и села, прежде принадлежавшие Лавре, брали от нее на благословение святые иконы [32].

В Хотьковском Покровском монастыре с августа до декабря 1771 года насельницы обители неусыпаемо читали Псалтырь и молитву святым схимонаху Кириллу и схимонахине Марии у их гроба. «И от иных стран с верою приходящие к ним для моления и во время моровой язвы служили молебен у Тихвинской иконы Богоматери, прилагая молитву эту преподобным: «О раби Божии, схимонаше Кирилле и схимонахине Марие! Аще и скончали есте временную жизнь свою телом, но духом не отступаете от нас, руководствуете же ны ко Христу Богу, наставляете шествовати по заповедям Господним, и носити крест свой, и последовати Владыце нашему. Вы, преподобнии, вкупе с Преподобным и богоносным отцом нашим Сергием, вашим возлюбленным сыном, имеете дерзновение ко Христу, Богу нашему, и ко Святей Его Богоматери. Будите молитвенницы и ходатаи о нас, недостойных, жительствующих во святой обители нашей, ей же вы и начальницы. Будите помощницы и заступницы Богом избранной другой сей, да жительствующие на месте сем и приходящии с верой вашими молитвами сохраняеми невредимы от бесов и от человек злых пребудем, славяще Святую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и во веки веков. Аминь» [33].

В городе Ростове, и особенно в его окрестностях, летом 1871 года свирепствовала холера, было много больных и умирающих. В Троицко-Варницкой обители, по молитвам заступника своей родины Преподобного Сергия Радонежского и его родителей, все остались живы, так что «никто из монастырской братии и служащих не болел» [34].

Упоминаемый в Летописи Хотьковского Покровского монастыря список Тихвинской иконы Божией Матери находился в трапезной Покровского собора возле гробов святых Кирилла и Марии. Во время эпидемии холеры в 1848 году Тихвинскую икону с молебным пением носили по всем келлиям, и ни одна из сестер не заболела. С конца мая до октября в Хотьково во множестве стекался народ из окрестных деревень для моления перед иконой Богоматери. Перед ней постоянно совершались молебные пения и всенощные бдения, заканчивавшиеся панихидой по родителям Преподобного Сергия. «В память этого чудесного избавления от болезни установлено совершать молебен перед Тихвинской иконой Божией Матери после часов перед литургией каждую субботу, на котором читаются весь канон с пением припевов, молитва Богородице и молитва угодникам Божиим схимонаху Кириллу и схимонахине Марии» [35].

Честь родителям Преподобного Сергия воздавалась и когда совершалось изнесение иконы святого Сергия из Лавры по окрестным местам. 24 августа 1848 года, по благословению митрополита Московского Филарета (Дроздова) и наместника обители архимандрита Антония, состоялся крестный ход из Троице-Сергиевой Лавры в Хотьков монастырь и в село Радонеж с образом Преподобного Серия, написанным на доске от гроба подвижника.

Преподобный Сергий у гроба своих родителей преподобных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии

По преданию, эта икона напоминала живой лик Преподобного. Когда ее несли высоко над толпой, казалось, что сам Преподобный Сергий шествует на помощь призывающим его.

«В деревне Машино дожидались образ Преподобного Сергия монахини и белицы хотьковские, которые несли икону отсюда до своей обители. Далеко перед монастырем встретили образ Преподобного хотьковский протоиерей с причтом, с хоругвями и святыми иконами, и игумения с сестрами, внесли его в обитель, в храм Покрова Богоматери, и поставили при гробах его родителей, преподобных Кирилла и Марии. Нельзя было без слез смотреть на этот видимый союз преподобных — святого сына со святыми родителями.

После молебна и водоосвящения в храме и в келлиях настоятельницы началось всенощное служение Преподобному Сергию. По шестой песни канона наместник Лавры читал акафист Преподобному Сергию, и трогательно было слушать те места в акафисте, где упоминались имена родителей великого сына: «Радуйся, благих родителей добрый и избранный плод! Радуйся, от чрева матерня на службу Небесного Царя, яко воин, хотящий верен ему быти, призванный! Радуйся, трикратным твоим во чреве, возглашением родителей и всех слышащих удививый! Радуйся, от сосца матерня воздержание чудное явивый!»

Так живо представлялись теперь воображению узы, соединявшие некогда Преподобного с его родителями по плоти и, благодатью Божией, соделавшиеся теперь святыми и, конечно, никогда не расторгаемыми. Свет славы Преподобного Сергия озаряет и место покоя его родителей и вот уже четыре с половиной века память их ублажается из рода в род и имя их с благоговением произносится устами почитателей Преподобного Сергия. С могилы святых Кирилла и Марии икону Преподобного перенесли в древний Радонеж. Народ, тысячами отовсюду стекавшийся, с радостными слезами встречал образ и с умилением слушал читаемую наместником Лавры молитву угоднику Божию на месте, древле освященном его стопами» [36].

Монастырская летопись сохранила рассказ о третьем (после 1771 и 1848 годов) избавлении обители от холеры покровительством Матери Божией и молитвами Преподобного Сергия и его родителей. В 1871 году совершался крестный ход из Лавры с иконой Преподобного Сергия, написанной на его гробовой доске. В конце мая образ возили по окрестностям на особом катафалке, вторично икона была изнесена из Лавры в конце июля. «Наша обитель, — рассказывает в летописи хотьковский священник Вознесенский, — в оба посещения его удостоились с иконами и хоругвями, при сонме всех монашествующих и обитательниц монастыря, встретить его, сопровождаемого многочисленным народом… Обитель наша была избавлена, как и в прежнюю холеру, от эпидемии заступлением Пресвятой Богородицы, Преподобного Сергия и его родителей. Ни одна сестра, несмотря на большое стечение богомольцев, среди которых были и больные, не была подвержена заразе» [37]. В том же году прекратился падеж лошадей, постигший ближайшие селения одновременно с холерой.

Духовные узы, навеки соединившие Преподобного Сергия и его родителей, проявились и в чудесных событиях, происходивших у мощей схимонаха Кирилла и схимонахини Марии. Летопись Хотьковского Покровского монастыря приводит свидетельства о том, как молитвенное обращение к Преподобному Сергию и его родителям спасало людей от тяжких недугов. Хотьковский протоиерей Алексий Лебедев повествует об одном из таких чудесных исцелений: «Дочь крестьянина Симбирской губернии девица Татьяна Иванова с малолетства, после падения в речку в зимнее время, болела ревматизмом, от которого по всему телу образовались шишки, а затем открылись раны на правой ноге и на левой руке. Шея от шишек склонилась на одну сторону, она не могла ходить и лежала в постели, а от ран был зловонный запах, что продолжалось в течение двенадцати лет, до 1868 года. В том году ее родной брат, крестьянин Алексей Иванов хотел вынести ее на Пасху в скотное помещение, где были телята и ягнята. Татьяне такое приказание родного брата было очень прискорбно, и она горько плакала перед Богом, что зловоние ее ран брат уже не терпит и она должна проводить светлые и радостные дни с телятами и ягнятами. Со слезами на глазах она как бы уснула перед утреней Светлого Христова Воскресения, и ей представилось, что перед ней стоит седенький старичок в мантии, со склоненной головой и говорит: «Не плачь, не скорби и не ропщи, а благодари, и молись Богу, и призывай Преподобного Сергия и Кирилла и Марию». И, благословив ее, стал невидим. После этого она проснулась и увидела, что никого нет, а теплится только лампадка, и почувствовала облегчение, и ломоты более не ощущала. Мать ее утром сняла тряпки с ран и, увидев, что остались только голые кости и жилы, и узнав от нее, что ломотные боли утихли, обмыла ее, надела чистое белье и стала ожидать ее смерти. Брат стал упрекать мать, что она не вынесла ее снова в хлев, на что мать сказала: «Что ее выносить — она скоро умрет». А Татьяна, напротив, чувствовала себя гораздо лучше и стала сидеть. В Светлый вторник раны ее стали затягиваться и закрываться, а зловония от них уже не было со Светлого дня, и она час от часу стала поправляться. Когда же она стала ходить и несколько окрепла, ей стали говорить, чтобы она сходила помолиться Богу и поблагодарила Преподобного Сергия за исцеление. Но мать, видя ее слабость, не отпускала, боясь, что она умрет в дороге, и девица отложила богомолье до другого года. Несмотря на это, многие убеждали ее, чтобы не откладывала благодарить Бога и шла непременно, на что она и решилась.

На пути, когда она зашла в Саровскую пустынь, где исповедовалась и приобщилась Святых Христовых Таин, схимник, имени которого не помнит, увидев ее и ухватив сзади за плечо, сказал ей: «Иди к Преподобному Сергию и благодари, родители его Кирилл и Мария исцелили тебя, благодари и их». Она сначала думала, что этот старец являлся ей во сне, но, посмотрев на него внимательно, не признала за того, который ей являлся, и сказала, что она боится, как бы по слабости здоровья не умереть в дороге. Он отвечал: «Не бойся, Кирилл и Мария и Преподобный Сергий молитвами своими сохранят тебя, и ты будешь совершенно здорова. От обители Преподобного Серия недалеко и преподобные родители его почивают — в девичьем монастыре в Хотькове, который отстоит только в 10-ти верстах. А если ты не пойдешь, Господь накажет тебя, и даже не мысли, чтобы тебе возвратиться домой».

Вид Покровского Хотькова девичьего монастыря до 1917 г.

Удивившись этому старцу, неизвестно почему узнавшему о её болезни и явлении Преподобного Сергия, она решила идти и чем ближе подходила к обители Преподобного Сергия, тем крепче становилась она силами и здоровьем, и пришла в Петров пост в обитель. Помолившись Господу Богу и поблагодарив Преподобного Сергия за его явление, отправилась в Хотьков монастырь. Когда она стала прикладываться к изображению преподобного Кирилла, голова ее, до тех пор бывшая наклоненной от сведенных жил в правую сторону, неожиданно стала прямой, шея также выпрямилась и стала свободно поворачиваться. Обрадовавшись такому чудному исцелению и приложившись к изображению преподобной Марии, она стала рассказывать об этом исцелении и была отведена к игумении монастыря Филарете, которой и рассказала все. Исцелившись, она осталась в монастыре. Ныне она совершенно здорова, только при трудной работе скоро устает. Писано ее духовным отцом протоиереем Алексием Лебедевым.

Свидетельствую о сем по священству отец ее духовный — хотьковский протоиерей Алексий Лебедев» [38].

Мощи схимонаха Кирилла и схимонахини Марии неизменно покоились в Покровском соборе, даже после его многочисленных реконструкций и постройки нового храма на месте древнего.

«Гробы Кирилла и Марии находятся на трапезе монастырского Покровского собора, на правой стороне. На верхней стороне гробницы, осеняемой балдахином из кованой посеребренной меди, угодники Божии изображены во весь рост, изображения их украшены серебряными ризами, которые устроены в 1827 году игуменией Евпраксией. На передней стороне гробницы вычеканены надписи: «Лета 6845 (1337) преставился раб Божий инок Кирилл, отец преподобного Сергия Радонежского, чудотворца. Лета 6845 (1337) преставися раба Божия инока Мария, мать Преподобного Сергия Радонежского, чудотворца. При гробах их для богомольцев отправляются панихиды» [39]. По свидетельству церковной летописи, «на сей предмет были присылаемы вклады из царственного дома. Так, в 1738 году императрица Анна Ивановна дала 5 рублей на панихиды родителям Преподобного Сергия» [40].

Многое летописцы и жизнеописатели сообщают об особом почитании места погребения родителей Преподобного Сергия Радонежского — Кирилла и Марии. В описи 1642 года говорится: «В церкве лежат Сергиевы родители, чудотворцы, над ними — гробницы, а на гробницах два покрова из юфти вседневные да два покрова камкаевских черных кладутся на праздники». В описи 1763 года также упоминаются гробницы и покровы на них: «Два покрова бархату черного, кресты позументу серебряного… покровы камки красной обложены круг камкою желтой, кресты позументу мишурного».

Над гробницей святых Кирилла и Марии находилась икона, которая уже в начале XIX века считалась «старинного письма», она воплотила идею небесного покровительства, простертого над обителью. На этой иконе Божией Матери «Знамение» Богородица изображена во весь рост; под Ее стопами — гробница Кирилла и Марии; по одну сторону от нее, согласно сделанным надписям, — их дети: Варфоломей, Петр и Стефан, а по другую — супруга Стефана Анна и супруга Петра Екатерина [41]. Очевидно, именно эта икона упоминается в описи монастырского имущества, сделанной в 1642 году: «Над чудотворцами, Сергиевыми родителями, образ Пречистые Богородицы «Знамение» на празелени в киоте» [42].

Почитание схимонаха Кирилла и схимонахини Марии непосредственно связано со Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой: «Свидетельства церковного предания об их святости многочисленны, они восходят еще к XVI веку. Уже в лицевом Житии Преподобного Сергия родители его изображены с нимбами» [43].

Память родителей Преподобного Сергия совершалась в Троице-Сергиевой Лавре и Хотьковском Покровском девичьем монастыре 28 сентября и 18 января: в Троице-Сергиевой Лавре схимонаху Кириллу и схимонахине Марии «заупокойная Литургия… с чтением специальной молитвы совершается 28 сентября и в четверток седмицы мытаря и фарисея» [44].

Существует предание, по которому Преподобный Сергий заповедовал — «прежде, чем идти к нему, помолиться об упокоении его родителей над их гробом» [45]. Так и повелось. Паломники, идущие для богомолья в Троицкую Лавру, считали своим долгом, по заповеди Преподобного, предварительно посетить Хотьковскую обитель и поклониться гробницам святых Кирилла и Марии [46]. «Простецы богомольцы, идущие из Владимирской и Ярославской губерний, нередко проходят мимо святую Лавру, чтобы исполнить этот обычай. И уже из Хотькова снова возвращаются к священным стенам славной Сергиевой обители. Обычай трогательный: чтобы угодник Божий услышал молитву, чтобы милостиво принял пришельца под своим благодатным покровом, этот пришелец сначала идет поклониться на могилке его праведных родителей, чтобы явиться благодатному сыну от дорогой ему могилы как бы с напутствием от самих праведных родителей» [47].

Во время своего паломничества в Троице-Сергиеву Лавру Патриархи Московские и всея Руси Никон (1656), Иоаким (1676 и 1688 годы) жертвовали милостыню насельницам Хотьковского монастыря [48].

Император Петр I во время посещения Хотькова монастыря, «увидев многое число инокинь, приказал им во время, свободное от молитвы, заняться женскими рукоделиями и обещал выписать в монастырь из Голландии мастериц, что и исполнил» [49].

В 1755 году императрица Екатерина II предприняла путешествие из Москвы в Троице-Сергиеву Лавру и посетила Покровский Хотьков монастырь, «где почивают праведные родители Преподобного Сергия Кирилл и Мария» [50].

В XIX веке почитание преподобных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии распространилось по всей России.

До устройства железной дороги богомольцы, отправлявшиеся в Троице-Сергиеву Лавру, считая долгом помолиться в Покровском Хотьковском монастыре, по пути из Москвы «сворачивали влево от села Рахманова, от которого Хотьков отстоит на 12 верст [51]. Устройство железной дороги, идущей близ Хотькова монастыря, привлекло в монастырь большее по сравнению с прошлым число богомольцев. «В летнее время с Хотьковской станции отправляются в монастырь иногда до 200 богомольцев и более» [52].

«И поныне в сознании нашего народа чувствуется духовное общение святого сына — великого угодника Божия — с его праведными родителями — смиренными схимниками, которых он похоронил в Хотьковской обители и на могилу которых, по народному преданию, нередко хаживал при своей жизни из своей пустынной тогда Лавры. И теперь во множестве покупают богомольцы как в самой Лавре, так и в Хотькове, образки, на которых Преподобный Сергий изображен молящимся у гроба своих родителей, с кадилом в руке. Это памятник его сыновей любви к родителям, которым он послужил до самой блаженной кончины» [53].

Имена схимонаха Кирилла и схимонахини Марии занесены в списки местночтимых святых подвижников благочестия северо-восточной Руси [54]. Об этом свидетельствуют и этнографы: архиепископ Казанский и Свияжский Димитрий (Самбикин), поместивший их житие в «Месяцеслове святых», изданном в 1878 году [55], и архиепископ Владимирский и Суздальский Сергий (Спасский), поместивший имена родителей преподобного Сергия в «Полном месяцеслове Востока» [56].

Молитва родителям Преподобного Сергия — схимонаху Кириллу и схимонахине Марии, по благословению Святейшего Синода Русской Православной Церкви, неоднократно издавалась (последнее издание — в «Полном сборнике молитв Спасителю, Пресвятой Троице, святым угодникам Божиим и Бесплотным Силам» (СПб., 1913, сс. 257— 258 и СПб., 1915).

После 1917 года монастырь постигла участь многих других обителей России: до закрытия в 30-е годы последнего храма некоторые сестры жили на территории монастыря, составляя рукодельную артель. Потом храмы были заняты под мастерские и склады. С 70-х годов здесь появились реставрационные организации [57].

10 июля 1981 года, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена, было установлено празднование Собора Радонежских святых — 6 (19) июля, на следующий день после праздника в честь обретения мощей Преподобного Сергия Радонежского. Схимонах Кирилл и схимонахиня Мария находятся в списке Собора Радонежских святых, и молитва им помещена в июльской Минее, изданной по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена в 1988 году [58].

Преподобные Кирилл и Мария

В службе Собора Радонежских святых говорится о преподобном Сергии и его родителях: «Сам сый добрая отрасль от благаго корене родителей твоих, блаженных Кирилла и Марии, во святей схиме скончавшихся» [59].

В 1989 году Покровский храм Хотьковской обители был возвращен верующим. 26 марта в нем совершен первый молебен, а на Крестопоклонной Неделе Великого поста — всенощное бдение и Божественная литургия. Возобновилась литургическая жизнь храма, хотя внутренние реставрационные работы продолжаются. «Возрождается угасший на время древнейший очаг русской духовности, вновь зажжена свеча молитвы Преподобному Сергию и его благочестивым родителям. Возобновлено празднование памяти преподобных Кирилла и Марии — 28 сентября (11 октября) и 18 (31) января. Снова служатся панихиды у их мощей и после каждой службы звучит молитва к родителям преподобного Сергия Радонежского» [60].

В 1989 году Духовный Собор Троице-Сергиевой Лавры выразил желание в связи с многочисленными просьбами «церковной общественности содействовать Всероссийскому прославлению местночтимых преподобных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии» [61]. 17 ноября наместник архимандрит Феогност и Духовный собор в рапорте на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена изложили свою просьбу: «С сыновней любовью обращаемся к Вам, Ваше Святейшество, и просим о прославлении во всех пределах Русской Православной Церкви чтимых в московской земле святых и праведных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии с установлением их памяти на 28 сентября. Они возрастили и через них Бог даровал земле Русской собирателя Руси и победителя агарян Преподобного Сергия Радонежского. Местночтимое почитание праведных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии, святость и сила их молитв засвидетельствованы в сознании богомольцев веками» [62].

16 июня 1990 года Духовный Собор Троице-Сергиевой Лавры постановил: «Просить Его Святейшество, Святейшего Патриарха Алексия II, с сыновней любовью о прославлении святых и праведных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии» [63].

Праведные родители преподобного Сергия схимонах Кирилл и схимонахиня Мария воспитали своего сына в благочестии, вложили в его душу любовь к Богу и Церкви, к труду, милосердию, родной земле, и преподобный Сергий, приняв от них богатое духовное наследство, щедро передавал его русским людям. Он по праву считается одним из достойнейших пастырей нашего Отечества, ибо был величайшим подвижником, основателем пустынножительного монашества в северо-восточной Руси. Преподобный Сергий, благоговейно почитаемый всеми, известный своим благочестием и за пределами нашей страны, — покровитель и наставник иноков и пастырей, миротворец, защитник и патриот своего Отечества. Авва Сергий — заступник и молитвенник за всю Русскую землю, чудотворец при жизни и великий ходатай перед Богом за российскую паству по смерти.

Многочисленные почитатели и духовные чада преподобного Сергия Радонежского верят, что его родители схимонах Кирилл и схимонахиня Мария, находясь в обителях Небесных, вместе с Преподобным Сергием помогают чадам Русской Православной Церкви в достижении спасения. Эту веру укрепляют знамения и чудеса, совершаемые схимонахом Кириллом и схимонахиней Марией. «На гробницах преподобных Кирилла и Марии, находящихся в Хотьковском Покровском монастыре, — пишет профессор Московской духовной академии архимандрит Матфей (Мормыль), — засвидетельствованы многочисленные исцеления младенцев, родители которых обращаюсь к святым с молитвой» [64]. О современных чудесах свидетельствовал в 1992 году настоятель Покровского храма в Хотькове иеромонах Герман (Хапугин), монахиня Екатерина (Оськина), прихожане храма и паломники.

3 апреля 1992 года, в год празднования 600-летия со дня преставления преподобного Сергия, на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви состоялось общецерковное прославление схимонаха Кирилла и схимонахини Марии.

Источник: Архимандрит Георгий (Тертышников). Житие преподобных схимонаха Кирилла и схимонахини Марии, родителей преподобного Сергия Радонежского. // Вышенский паломник. Православный журнал. № 1 (6) 1998. С. 24-33.